marta_inj (marta_inj) wrote,
marta_inj
marta_inj

Category:

Наша душа. Часть 2 - Опознание чувств

Мы, люди, в чем-то очень просто устроены - мы дуальны. Нам хронически кажется, что есть правильно и есть неправильно, и что можно избавиться от неправильного и неприятного, оставшись с правильным и хорошим. И тогда наступит счастье.

Увы, наши достоинства - это продолжение наших недостатков, из наших отрицательных и некомфортных чувств рождаются положительные и приятные, и одного без другого не бывает. К сожалению, понятно это становится лишь через десятилетия набивания шишек. А бывает, что человек проживает всю жизнь и так и не успевает понять, что неприятности, которые на него сыплются, имеют источник в нем же самом.

Когда тебя трясет, колотит и разрывает эмоциями, кажется, что блаженство в полном спокойствии. Когда ты некоторое время побудешь в полном спокойствии, становится скучно и снова хочется искать "приключений".



Маленький ребенок поначалу не отличает неприятные ощущения голода от дискомфорта мокрых подгузников или дискомфорта от недостатка впечатлений. Любой дискомфорт ему нестерпим и вызывает сильные неприятные ощущения. А точнее, ребенка просто трясет, и трясет целиком и полностью.

примерно так трясет (аналогичные разрывающие ощущения я наблюдала у аутиста 9 лет)

Потом, когда ребенок научится различать свой голод, он будет по особому извещать мать о голоде, а о мокрых штанишках будет оповещать совсем другим образом. И эти отрицательные эмоции перестанут разрывать его на части. Психологи скажут: ребенок научился различать голод. Но если конкретнее - ребенок научился отделять дискомфорт от себя: "Голод - это не я. Холод от мокрой ткани - это не я. Я сам в порядке, голод отдельно от меня, мокрые штанишки тоже отдельно".

Вот как волосы полощутся на ветру, но сама я - нет.

Мать играет очень большую роль в таком отделении эмоций друг от друга. Она "отражает" ребенка, например, делает одни и те же действия, если ребенок голодный, и ребенок получает возможность проследить связь между действиями матери и устранением дискомфорта. Так он обучается отличать голод от других видов неприятных ощущений.

Младенец плохо отделяет руки от ног, смотрим "комплекс оживления":

Вот так выглядит комплекс оживления у ребенка в ответ на кота: головой он уже более-менее отдельно управляет, руки и ноги пока не дифференцированы.

Когда мама трогает ребенка за ручки, играет ими, целует и покусывает, ребенок обучается отличать руки от ног.


Мама улыбается в ответ на улыбку ребенка, хмурит брови в ответ на его плач - и ребенок получает возможность понять, что происходит с его личиком в тех или иных случаях.

И все эти отражения нужно проделывать своевременно. Ведь каждый из нас чувствует дискомфорт, когда ему отвечают невовремя, невпопад, дискомфорт от ощущения, что ты не в контакте с человеком, что ему сейчас что-то другое важнее, чем ты.
Что такое невпопад

Если мама в основном проделывает все своевременно, если она "любит" ребенка, между ними возникает некий поток, в котором оба получают удовольствие от общения, близости, взаимопонимания.

Примерно такой же поток существует между влюбленными, чуть послабее - между друзьями, между коллегами, увлеченными общим творческим делом. Поток этот называется иногда любовью, иногда вдохновением, иногда радостью, иногда единением. Условием существования такого потока является безопасность, а также равенство участвующих в нем людей.

Равенство между младенцем и матерью обеспечивается взаимозависимостью. Ребенок без матери жить не может, но и мать без ребенка чувствует себя очень дискомфортно, об этом позаботилась природа.

Однако мать все же далеко не всегда способна погрузиться в поток любви и своевременно отражать ребенка. У нее может быть мало сил - например, она не совсем здорова, или переутомлена, или переживает о конфликтах с мужем или свекровью, или беспокоится о чем-то еще, или погружена в свои мысли - тогда она будет отражать ребенка неохотно или несвоевременно, или вовсе не будет его отражать. В условиях городов мать с ребенком вынуждена существовать в условиях социальной изоляции - муж на работе, родные живут отдельно, встретиться с друзьями - целое мероприятие по согласованию планов, других детей скорей всего нет, матери не так-то просто выйти даже во двор, ребенок ведь тяжелый, а к ребенку нужно еще прихватить запасы вещей, воды, еды, коляску и т.д., а значит, у самой матери и у ребенка маловато новых впечатлений и событий. Когда ребенок первый, мать тревожна и не уверена в том, что ухаживает за ребенком правильно, да и со вторым тоже тревожна, а третьих детей и далее почти ни у кого не бывает. В условиях города мать наверняка нацелена социумом на самореализацию (творчество, карьеру), а с ребенком она на годы лишается этих источников эмоциональной подпитки.

Когда я жила в деревне, там во многих семьях было по 3-5 детей, и жизнь матери в деревне была устроена совсем по-другому. Для общения с другими людьми ей было достаточно сделать несколько шагов и выйти с ребенком за ворота дома. У самого ребенка помимо матери было полно впечатлений и полно "нянек" в лице других детей - старших сестер-братьев или соседских детей. Семилетний или даже пятилетний ребенок, прогуливающий младенца, - это была совершенно обычная картина. А значит, мать ребенка имела по несколько часов в день для отдыха, общения с другими взрослыми людьми, или даже для работы.

Городская же жизнь приводит к тому, что одинокая, тревожная, лишенная возможностей отвлечься и отдохнуть женщина не имеет достаточно внутренних и внешних ресурсов для того, чтобы в режиме 24/7 с удовольствием "отражать" состояния своего ребенка и своевременно удовлетворять его потребности - физические и эмоциональные. Ребенок останется наедине со своими недифференцированными эмоциями и, возможно, так и не научится их различать. Это само по себе плохо, потому что создает базовую тревогу, когда незначительный раздражитель может полностью вывести человека из себя. Также уменьшается вероятность, что ребенок усвоит равное общение "в потоке" как желанную и приятную норму жизни.

Несвоевременное удовлетворение потребностей, когда ребенок слишком долго ждет, чтобы его накормили, утешили, взяли на руки, успокоили, дает понять, что такое иерархия: я слишком маленький, зависимый, испытывающий нужды, а мама большая, могучая, независимая от меня и неподвластная моей воле.

Казалось бы, ну и что плохого в иерархии?

Дело в том, что иерархии на корню убивают творчество. Творчество существует только в равных отношениях. В равных отношениях между людьми и в равных отношениях человека с предметом. Как только кто-то становится больше (например, мама в отношениях с ребенком или один из прежде равных друзей становится более богатым, более сильным), возникает перекос, при котором внимание начинает течь в сторону большой фигуры от малой, и на этом все потоки радости и открытий заканчиваются, а начинаются игры во власть и влияние. Каждый из нас сам может вспомнить, что происходит, когда один влюблен, а другой соглашается на его любовь, или у одного есть деньги, а у другого нет, или когда подчиненный пытается дружить с начальником, или заняться каким-то творческим проектом с начальником.

"Питание" вниманием Снова о внимании

Внимание - источник некоей энергии, в которой остро нуждается большинство детей и стариков, а взрослые обычно меньше. Творчество - иной источник энергии. Любой человек, погруженный в творчество, меньше нуждается в других людях и в их внимании, иногда и вовсе в них не нуждается. Но для творчества нужно уметь взаимодействовать с предметом на равных, уметь погружаться в неизвестность, отдаваться потоку. Люди иерархического склада на это не согласны. Им остается всего один источник энергии - внимание других людей. Поэтому в иерархиях всегда бесконечная борьба за власть и влияние.

В общем, без помощи матери ребенку очень трудно различать чувства, трудно отделить себя от них.
Вспомним, например, какие-то тяжелые переживания уже взрослого человека. Ему хочется поделиться ими с кем-то, выговориться, выплакаться кому-то в жилетку. Ему станет легче, если он поделится с кем-то сочувствующим, но не слишком вовлеченным. Почему станет легче? А почему будет тяжело, если не выговорится, почему тогда эмоции "повиснут камнем на душе"? Почему нужен именно сочувствующий собеседник, а не подсмеивающийся над твоими бедами? Почему, пережив один-два раза такие тяжелые чувства, в дальнейшем мы перестаем страдать от них так сильно?

Сочувствующий собеседник как раз выполняет ту же роль, что и мать для младенца. Он отражает тебе твои эмоции, слегка усиливая их, подсвечивая своим сочувствием. При этом ты сам начинаешь их лучше различать. Одновременно такой собеседник отделяет эмоцию от тебя, сигнализируя: "Вот ты, а вот твое чувство". И такая операция разделения успокаивает. Ты начинаешь различать эту эмоцию в себе, можешь ее наблюдать, и она перестает быть для тебя неожиданной, перестает пугать. (Если же собеседник неконгруэнтный, посмеивается вместо сочувствия или безразличен к твоим метаниям, тебе становится только хуже, дискомфорт увеличивается.)

Вот младенец поначалу пугается, когда задевает сам себя рукой, потому что он свою руку не различает. Но потом он начинает ее видеть, сначала глазами, потом обучается сопоставлять внутренние ощущения с видимыми движениями руки и наконец осознает, как управлять своими руками. И тогда руки перестают его пугать, становятся его частью.

Примерно то же самое происходит и с чувствами. Пока мы их не опознаем, не обучены узнавать ощущения от них в себе, не предчувствуем их возникновение, они прилетают нам в лоб как что-то внешнее и внезапное и тем самым пугают.

Легкие нераспознанные эмоции вызывают чувство беспокойства.
Чуть сильнее - тревогу.
Средние по силе - легкий страх.
Еще сильнее - разрывающий страх.
Сильные нераспознанные эмоции - вызывают панику.

Итак, наша душа - это некий младенец-дух, у которого множество ручек-ножек в виде чувств. Если мы некое чувство распознаем, то можем пользоваться им как рукой, даже не особо замечая (часто ли мы замечаем руку или ногу?). Если не распознаем, то сигналы от этой "руки" поступают в мозг, но мы их не понимаем, они мешают нам сосредоточиться, создают помехи, общий тревожный фон. Если эта "рука"/чувство разрастается, сигналы от нее создают все больше помех для нашей повседневной жизни, порождают внутри страх или панику, принуждают создавать некую компенсацию для защиты этого болезненного места.

Например, чувство ничтожности нарцисса формирует компенсацию в виде грандиозного "я".

Чувство уязвимости спасателя формирует компенсацию в виде защитника.

Продолжение следует.
Tags: Волны, Люди, Психология
Subscribe

  • Психоструктура под названием "личность", и как она портит нам жизнь

    Личность – это то, что мы себе придумали. Мы думаем: «Я – хороший человек, я ответственный/инициативный/общительный/добрый/отзывчивый». Мы же…

  • Что такое морок?

    Из комментариев под видео рассуждения про то, как сознание "заклинивает" на мыслях, как плохо дома и как хорошо за границей: А вот так и…

  • Как врет Википедия

    Когда-то давно я была преисполнена благих намерений и желания сделать что-то для человечества. Идея Википедии - что все вместе мы сможем устранить…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 23 comments

  • Психоструктура под названием "личность", и как она портит нам жизнь

    Личность – это то, что мы себе придумали. Мы думаем: «Я – хороший человек, я ответственный/инициативный/общительный/добрый/отзывчивый». Мы же…

  • Что такое морок?

    Из комментариев под видео рассуждения про то, как сознание "заклинивает" на мыслях, как плохо дома и как хорошо за границей: А вот так и…

  • Как врет Википедия

    Когда-то давно я была преисполнена благих намерений и желания сделать что-то для человечества. Идея Википедии - что все вместе мы сможем устранить…